На начальную | Издания библиотеки | Сборники


СОДЕРЖАНИЕ

  • От составителя

    А. С. Пушкин и Якутия

  • Слепцов П. А. Перевод классики и литературный язык (на материале переводов произведений А. С. Пушкина на язык саха)
  • Кулаковский А.Е. Главнейшие достоинства поэзии Пушкина
  • Неустроев Н. Д. Тылбаасчыттан (на якут. яз.)
  • Аммосов М. К. О Пушкине, об якутском улусе и о культурном подъеме
  • Ойунский П. А. Значение столетнего юбилея со дня смерти А. С. Пушкина и наши задачи
  • Потапов С. Г. Улуу поэт хоhоонноро (на якут. яз.)
  • Замечательная выставка
  • Якутский Н. Пушкин и якутская литература
  • Ефимов М., Дьячковский Н. "Здравствуй, племя, младое, незнакомое!"
  • Аба5ыыныскай А. Саха литературатын сайдыытыгар нуучча литературатын сабыдыала (на якут. яз.)
  • Воскобойников М. Г. Пушкин на языках народов Севера
  • Ответ клеветникам
  • Данилов Софр. П. Республика культурнай оло5ор кэрэ-бэлиэ событие (на якут. яз.)
  • Джон Джангылы. Моя работа над переводом
  • Протодьяконов В. А. Крупный успех якутской литературы
  • Афанасьев В. Ф. Великий русский поэт
  • Васильев Г. М. Поэзия кyлyмyрдyyр чыпчаала (на якут. яз.)
  • Самыгина М. Г. В библиотеке его имени
  • Тарский Г. С. На языке якутском полнозвучен
  • Болот Боотур. Нуучча ытык сиригэр (на якут. яз.)
  • Кyннyк Уурастыырап. Кэрэни кэскиллээбитэ, yтyенy yйэтиппитэ (на якут. яз.)
  • Тумат С. "Евгений Онегин" тылбаастаныыта (на якут. яз.)
  • Пухов И. В. Пушкин на якутском языке
  • Габышев Н. А. Улуу Пушкин (на якут. яз.)
  • Сыромятников Г. С. Пушкин модун сабыдыалынан (на якут. яз.)
  • Аввакумов П. Д. Yерэтэр-yчyгэйгэ, ынырар кырдьыкка (на якут. яз.)
  • Башарина З.К. Мы с именим твоим росли
  • Михайлова М. Г. "Играя смехом и слезами"
  • Скрябина Н. Чистота и ясность
  • Бурцев А. А. В сокровищнице мировой литературы
  • Габышева Л. Л. Гармония и прелесть стиха
  • Егорова Ф. П. Yс кyлyгэр yнэбит (на якут. яз.)
  • Руфов С. Т. Мин кэтэхтэн университетым (на якут. яз.)
  • Кривошапкин А. В. Как сияющая вершина
  • Михайлов А. К. Наша память и боль, наша вечная слава
  • Мординов А. Е. А.С. Пушкинна баар нуучча тылын бар5а баайа, кэрэтэ (на якут. яз.)
  • Попов Г.В. Пушкин сахалыы тылынан (на якут. яз.)
  • Сивцев В. Т. Биhиги сyрэхпитигэр (на якут. яз.)
  • Суорун Омоллоон. Хас биирдиибит сyрэ5эр (на якут. яз.)
  • Чиряев В. Г. Волшебная музыка стиха
  • Шишигин Е. С. Пушкин уонна декабристар
  • Тарасов С. И. Прекрасное должно быть величаво
  • Васильев Ю. И. А.С. Пушкин остуоруйалара сахалыы тылынан (на якут. яз.)
  • Васильева Д. Е. Проза А. С. Пушкина и творчество Н. Заболоцкого
  • Анисимов В. М. С именем Пушкина
  • Малеванчук А. М. Любимец муз в Якутии
  • Васильев И. Мой дед - переводчик А.С. Пушкина
  • Павлова В.Н. Ф.Ф. Матюшкин друг А.С. Пушкина
  • Петров П. П. - Хардыы. А.С. Пушкин аймахтара былыргы Дьокууйскайга (на якут. яз.)

    Отзывы и рецензии на произведения А.С. Пушкина

  • Ксенофонтов Г.В. А.С. Пушкин "Алтан Аттаа5ын" символларын туhунан (на якут. яз.)
  • Эллэй. Александр Сергеевич Пушкин (на якут. яз.)
  • Попов Л.А. Евгений Онегин (на якут. яз.)

    Обложка

  • Чувства добрые я лирой пробуждал
    А. С. Пушкин и Якутия

    Такое не забывается

    И.А. Потапов
    Соц. Якутия. - 1987. - 10 февр.

    Бывая в Москве, я, конечно, не упускаю случая пройтись пешком по давно полюбившимся улицам и площадям, что неотделимы от исторического облика столицы. Ведь каждая из них имеет свою особую стать, каждая вызывает неповторимые ассоциации. Идя по Тверскому и замедляя шаги под сенью листвы и фонарей, не могу не вспомнить строки Семена Данилова:

    Деревья Тверского бульвара
    К поэтам пристрастны.
    Деревья Тверского бульвара,
    Как песни, прекрасны.

    Известный памятник Александру Сергеевичу Пушкину на площади Тверского бульвара придает особую поэтическую осмысленность этому замечательному району в центре Москвы.

    Бронзовый Пушкин. Пророчески светлый образ Поэта. Узнавание его началось у меня с изображения на обложке самой первой школьной тетрадки. Прошлым летом я увидел такую тетрадь среди экспонатов Вилюйского музея педагогики и тотчас повеяло чем-то очень дорогим и трогательным из далеких теперь довоенных лет.

    В те годы популярной была песня "Прощай, Кавказ" на слова Кюннюка Урастырова, в которой говорилось о поэте-изгнаннике и пелось о нем с чувством любви, грусти и гордости. Упоминалось в песне и о почитаемом опекушинском памятнике в Москве. И я, видимо, не очень ошибусь, сказав, что тогдашние ученики якутских школ накапливали свои начальные представления о Пушкине-гражданине, едва открыв для себя на родном языке чудный мир Пушкина-сказочника.

    Для каждого из нас священны места, связанные с именем гения русской поэзии. Но с чем сравнивать те впечатления, которые отложились в душе от почти месячного пребывания в Пушкиногорье летом 1952 года. Приехали туда мы, будущие искусствоведы, из Ленинградского Репинского института на свою студенческую практику. Архитектурно-обмерная - так сухо называлась программа нашей практики. Но обмерять вычертить доверили нам прежде всего фундаменты строений в усадьбах Ганнибалов в с. Петровском и Осиповых-Вульф в с. Тригорском, входящих в комплекс Государственного Пушкинского заповедника. Все, они там еще лежали в руинах, оставленных фашистами при отступлении весной 1944 года. А дом поэта и домик няни в с. Михайловском, восстановленные несколько лет как принимали посетителей.

    Но было тяжело смотреть на израненные деревья аллеи Анны Керн, названной так давно в честь той самой, кому поэт, посвятил "Я помню чудное мгновенье...". За этими деревьями работники заповедника бережно ухаживали.

    Мы каждый раз с удивлением находили, как, оказывается, живо переданы в поэзии Пушкина характер и приметы пейзажа Михайловского, Петровского и Тригорского. Вот, скажем, свободно льются строки стихотворений "Деревня" и "Вновь я посетил тот уголок земли...". И вместе с тем они совершенно конкретно привязаны к облику пейзажа тех мест. И уже тогда директор Пушкинского заповедника, ныне Герой Социалистического Труда С. С. Гейченко, позаботился о том, чтобы в соответствующих местах, иногда даже из-под травы возле тропки, по которой идешь, встречали каждого надписи с крылатыми строками поэта.

    Кого не взволнует могила Пушкина с небольшим классически строгим мраморным обелиском на ней, что находится на площадке Успенского собора Святых гор. Мы видели, и нам рассказывали, что памятник войну пережил, но от взрывов вблизи несколько наклонился по откосу холма. Рядом была прибита дощечка с текстом, объясняющим, как было предотвращено нашими воинами неминуемое уничтожение могилы при отступлении фашистов. Мне довелось снять на миллиметровку точные размеры памятника вместе с решеткой и балюстрадой. Осенью того же 1952 года я сделал на ватмане окончательный чертеж, предназначенный, как говорил наш руководитель практики, доцент И. А. Бартенев, для Пушкинского дома Академии наук СССР. Отдельные наброски этой работы остались у меня. Бережно храню я и прерванный из-за внезапно нахлынувшего дождя акварельный рисунок, на котором хотел запечатлеть вид Михайловского с домом А.С. Пушкина.

    Словом, хочу сказать, что в дни нахождения на Пушкинских горах происходило далеко не просто количественное накопление наших знаний о поэте. Это было прочувствованно переживание, сопереживание и вживание в Пушкина - питомца муз и вдохновенья, великого сына России. Такое не забывается, такое откладывается в самые глубины души, в потому каждый раз вспоминаются с особенной теплотой.