На начальную | Издания библиотеки | Сборники


СОДЕРЖАНИЕ

  • От составителя

    А. С. Пушкин и Якутия

  • Слепцов П. А. Перевод классики и литературный язык (на материале переводов произведений А. С. Пушкина на язык саха)
  • Кулаковский А.Е. Главнейшие достоинства поэзии Пушкина
  • Неустроев Н. Д. Тылбаасчыттан (на якут. яз.)
  • Аммосов М. К. О Пушкине, об якутском улусе и о культурном подъеме
  • Ойунский П. А. Значение столетнего юбилея со дня смерти А. С. Пушкина и наши задачи
  • Потапов С. Г. Улуу поэт хоhоонноро (на якут. яз.)
  • Замечательная выставка
  • Якутский Н. Пушкин и якутская литература
  • Ефимов М., Дьячковский Н. "Здравствуй, племя, младое, незнакомое!"
  • Аба5ыыныскай А. Саха литературатын сайдыытыгар нуучча литературатын сабыдыала (на якут. яз.)
  • Ответ клеветникам
  • Данилов Софр. П. Республика культурнай оло5ор кэрэ-бэлиэ событие (на якут. яз.)
  • Джон Джангылы. Моя работа над переводом
  • Протодьяконов В. А. Крупный успех якутской литературы
  • Афанасьев В. Ф. Великий русский поэт
  • Васильев Г. М. Поэзия кyлyмyрдyyр чыпчаала (на якут. яз.)
  • Самыгина М. Г. В библиотеке его имени
  • Тарский Г. С. На языке якутском полнозвучен
  • Болот Боотур. Нуучча ытык сиригэр (на якут. яз.)
  • Кyннyк Уурастыырап. Кэрэни кэскиллээбитэ, yтyенy yйэтиппитэ (на якут. яз.)
  • Тумат С. "Евгений Онегин" тылбаастаныыта (на якут. яз.)
  • Пухов И. В. Пушкин на якутском языке
  • Габышев Н. А. Улуу Пушкин (на якут. яз.)
  • Сыромятников Г. С. Пушкин модун сабыдыалынан (на якут. яз.)
  • Аввакумов П. Д. Yерэтэр-yчyгэйгэ, ынырар кырдьыкка (на якут. яз.)
  • Башарина З.К. Мы с именим твоим росли
  • Михайлова М. Г. "Играя смехом и слезами"
  • Скрябина Н. Чистота и ясность
  • Бурцев А. А. В сокровищнице мировой литературы
  • Габышева Л. Л. Гармония и прелесть стиха
  • Егорова Ф. П. Yс кyлyгэр yнэбит (на якут. яз.)
  • Руфов С. Т. Мин кэтэхтэн университетым (на якут. яз.)
  • Кривошапкин А. В. Как сияющая вершина
  • Михайлов А. К. Наша память и боль, наша вечная слава
  • Мординов А. Е. А.С. Пушкинна баар нуучча тылын бар5а баайа, кэрэтэ (на якут. яз.)
  • Попов Г.В. Пушкин сахалыы тылынан (на якут. яз.)
  • Потапов И. А. Такое не забывается
  • Сивцев В. Т. Биhиги сyрэхпитигэр (на якут. яз.)
  • Суорун Омоллоон. Хас биирдиибит сyрэ5эр (на якут. яз.)
  • Чиряев В. Г. Волшебная музыка стиха
  • Шишигин Е. С. Пушкин уонна декабристар
  • Тарасов С. И. Прекрасное должно быть величаво
  • Васильев Ю. И. А.С. Пушкин остуоруйалара сахалыы тылынан (на якут. яз.)
  • Васильева Д. Е. Проза А. С. Пушкина и творчество Н. Заболоцкого
  • Анисимов В. М. С именем Пушкина
  • Малеванчук А. М. Любимец муз в Якутии
  • Васильев И. Мой дед - переводчик А.С. Пушкина
  • Павлова В.Н. Ф.Ф. Матюшкин друг А.С. Пушкина
  • Петров П. П. - Хардыы. А.С. Пушкин аймахтара былыргы Дьокууйскайга (на якут. яз.)

    Отзывы и рецензии на произведения А.С. Пушкина

  • Ксенофонтов Г.В. А.С. Пушкин "Алтан Аттаа5ын" символларын туhунан (на якут. яз.)
  • Эллэй. Александр Сергеевич Пушкин (на якут. яз.)
  • Попов Л.А. Евгений Онегин (на якут. яз.)

    Обложка

  • Чувства добрые я лирой пробуждал
    А. С. Пушкин и Якутия

    Пушкин на языках народов Севера

    М. Г. Воскобойников
    Звезда. - 1949. - N 6. - С. 168-170.

    Пушкин является гордостью не только русского народа. Он дорог и близок всем народам нашей многонациональной Советской Родины.

    Исторические документы и само творчество Пушкина свидетельствуют о глубокой любви и большом интересе поэта к народам Кавказа, Поволжья, Средней Азии и Сибири.

    В своем бессмертном "Памятнике" поэт заглянул в грядущие века и воскликнул с гордостью и достоинством:

    Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
    И назовет меня всяк сущий в ней язык...

    У Пушкина был огромный интерес к народам Урала и далекой Сибири. Располагая весьма солидной библиотекой по Сибири, он даже ставил перед собой задачу написать историческую поэму об Ермаке, работу об открытии Камчатки и другие. Еще в "южный период" своего творчества в черновой рукописи "Цыган" Пушкин вспоминает о народах Севера. Он вкладывает в уста Алеко следующие слова:

    И я б желал, чтоб мать моя
    Меня родила в чаще леса,
    Или под юртой остяка,
    Или в расселине утеса.

    Знание Пушкиным Сибири обогатилось после переписки с ссыльными декабристами, томившимися в Забайкалье и Якутии. Он узнавал о жизни кочевников-бурят, об обитателях тайги - "тунгузах" и якутах.

    Необходимо отметить, что ссылка приблизила декабристов к пониманию народной поэзии. Они занимались собиранием сказок, песен и преданий местных русских старожилов, а также населявших Сибирь народностей. Много потрудились в Якутии А. Бестужев и Н. Чижов над обработкой якутских легенд "Саатырь", "Нуча". Н. Бестужев интересовался бурятским фольклором, особенно сказками. Фольклор отразился в произведениях В. Кюхельбекера, написанных в сибирской ссылке. По всей вероятности, Кюхельбекеру приходилось неоднократно встречаться с баргузинскими эвенками, кочевавшими в долине реки Баргузина и по берегам Байкала. До сих пор среди эвенков, живущих в Хабаржане и на Белых водах, в 35 километрах по прямой от села Баргузина, где отбывал ссылку В. К. Кюхельбекер, бытуют предания "о встречах доброго и грамотного Карлича с эвенками".

    12 февраля 1836 года Кюхельбекер, находясь в баргузинском изгнании, писал своему другу Пушкину о "Забайкальском крае или Даурской Украине", о местном русском, бурятском и эвенкийском населении. Есть основания предполагать, что именно это письмо послужило толчком к упоминанию "тунгузов" (эвенков) в пушкинском "Памятнике".

    Прошло столетие и сбылись вещие слова поэта. "Тунгузы" читают и знают великого Пушкина. Эвенки, известные в прошлом как пример "отсталости" и "первобытности", имеют теперь, как и все народности советского Крайнего Севера, свою письменность и читают литературу на родном языке. Эвенки, эвены, нанайцы, удэге, чукчи, коряки, гиляки, эскимосы, ханты, манси, ненцы и другие народы учатся в средних школах, в высших учебных заведениях. Они читают в подлинниках произведения Пушкина, Тургенева, Горького. Охотники и оленеводы, рыболовы и зверобои приходят в малицах, в расшитых бисером унтах в красные юрты, чумы и яранги, в клубы и библиотеки" и там слушают лекции на родном языке о творчестве Пушкина. Рост советских лингвистов-североведов, национальной северной интеллигенции оказался обусловлен национальной политикой, поставившей перед языковедами задание принять самое активное участие в подъеме культуры этих отсталых народностей, обеспечением школьного образования на родных языках и развитием собственной письменной литературы. В этих целях был создан в Ленинграде Институт народов Севера, специально предназначенный для воспитания учащейся молодежи.

    Много пришлось потрудиться молодым переводчикам-северянам в овладении техникой перевода произведений А.С. Пушкина. Еще до Великой Отечественной войны бывший аспирант Института народов Севера Николай Салаткин перевел на эвенкийский язык "Дубровского" и "Станционного смотрителя". Переводчикам произведений Пушкина нелегко было подыскивать близкие параллели для иных трудно переводимых слов и выражений. Отдельные страницы, переведенные чукчами, эвенками, ненцами, нанайцами, подвергались в дальнейшем многократной переработке. Задача переводчиков заключалась в том, чтобы максимально сохранить художественность и содержание произведения. Задача эта во многом решена. В школьную хрестоматию для детей эвенков включены переводы "Сказки о рыбаке и рыбке", "Сказки о попе и о работнике его Балде". Эти сказки широко известны в районах Крайнего Севера.

    Находясь в теснейших экономических и культурных связях с великим русским народом, народы Севера подвергались систематически влиянию не только русского языка, но и русской культуры вообще. Мы встречаем в фольклоре народов Севера отражение многих сказок Пушкина, своеобразно переработанных и сплетающихся с другими национальными сказочными сюжетами. В сказке, записанной у кетов на Енисее, вместо "золотой рыбки" выступает "птичка-невеличка". Научный сотрудник Института языка и мышления Академии наук СССР ханты Н. И. Терешкин записал у своих сородичей сказку "Киля Мишка", в которой передаются отдельные мотивы "Сказки о попе и о работнике его Балде".

    Теперь произведениями Пушкина интересуется не только молодежь Севера, но и пожилые обитатели тайги и тундры. Автору этих строк приходилось наблюдать в 1946 году, как один из учащихся Усойской эвенкийской школы на Витиме читал "Сказку о царе Салтане" пожилой женщине-эвенке. Не все было понятно, а переведенного текста нe было. В 1948 году студентка Ленинградского университета эвенка Ираида Монахова перевела эту сказку на родной язык. И теперь читают ее на Сахалине и в Якутии, на Витиме и на Енисее.

    Все начинающие поэты-северяне любили и любят читать стихи Пушкина. Нанайский поэт Аким Самар, героически погибший под Сталинградом, перевел стихотворение Пушкина "Кавказ". Эвенкийский поэт Григорий Чинков, опубликовавший две книги своих стихов, часто сидел за томиком Пушкина и старался подыскать слова для перевода стихов поэта. Особенно плодотворно поработал Чинков над переводом "Памятника". Десятки раз он перечитывал своим землякам на эвенкийском языке слова:

    И долго буду тем любезен я народу,
    Что чувства добрые я лирой пробуждал,
    Что в мой жестокий век восславил я Свободу
    И милость к падшим призывал.

    "Памятник" Пушкина пробовали переводить и другие поэты-эвенки: А. Салаткин, А. Платонов, Н. Сахаров, Н. Кириллов, Н. Ламатканов. Любопытно, что они не только переводили "Памятник" на эвенкийский язык, но и посвящали поэту "ответные стихи". Вот одно из них, написанное А. Платоновым и переведенное на русский язык ленинградским поэтом Г. Семеновым:

    Нерукотворный "Памятник"
    Мне ясно говорит,
    Что ты, великий Пушкин,
    Слышишь наши песни.
    Ты, Пушкин, погляди
    На "дикого тунгуза" -
    Ведь это я - эвенк,
    Навек теперь свободный.
    Я землякам в колхозе
    Стихи твои читаю,
    Слова твои звенящие
    Над Севером летят,
    И счастьем прорастает
    Таежная земля,
    Твое, твое пророчество
    Сбылось, великий Пушкин.

    В одном из красных чумов в Якутии работает эвенский (ламутский) поэт Николай Тарабукин, также посвятивший стихотворение Пушкину. В этом стихотворении он рассказывает о себе самом и о своем народе, о любви якутов и эвенов к бессмертным творениям великого русского гения. В 1936 году Тарабукин отдыхал с группой студентов Института народов Севера под Ленинградом, в городе Пушкине. Юноши с далекого Заполярья посетили пушкинские места. Среди отдыхающих северян были художники и скульпторы. Кто бывал в художественной и скульптурной мастерских Института народов Севера, тому приходилось видеть работы молодых одаренных мастеров. Среди экспонатов выделялся бюст Пушкина, сделанный руками земляка Тарабукина - скульптором Болтуновым.

    Представляют большой интерес сочинения учащихся-северян о Пушкине. В одном из художественных произведений, переведенном с мансийского языка, автор следующим образом описывает свои впечатления о памятнике поэта в городе Пушкине: "Я готовился в Институт народов Севера и жил под Ленинградом, в Пушкине. Помню, когда я в четвертом классе учил наизусть "Памятник", я все старался себе представить, какой он был, великий Пушкин. А теперь я его вижу: вот он сидит бронзовый на скамейке, подперев кулаком щеку, и около памятника не зарастает тропинка. Сюда приходят все народы, как сам Пушкин предсказывал, и я, манси, пришел к нему по этой народной тропинке, и мой друг эвенк Сумрин пришел, и ульчи Ван пришел. Мы садимся около памятника и готовимся к экзамену по Конституции народов СССР. Я поднимаю голову, и мне кажется, что бронзовый Пушкин слушает, как мы разговариваем".

    Часто в школах Севера вы можете прочитать на плакатах слова поэта, написанные на родных языках учащихся: "Да здравствует солнце, да скроется тьма!". Эти слова стали понятными, близкими и родными для всех племен и народов советского Крайнего Севера. Особенно это становится понятным людям, незнавшим письменности до Великой Октябрьской социалистической революции. Герои Советского Союза нанаец Пассар и эвенк Увачан, сражавшиеся против фашистских варваров, мстили убийцам за разрушенные музеи в городе Пушкине и в селе Михайловском. Советский майор эвенк Комбагир, защищавший Ленинград, хранил в окопах и блиндажах томик Пушкина, часто повторял слова поэта на русском и родном языках, которые он прочитал еще в начальной школе далекого Ербогачна:

    Мой друг, отчизне посвятим
    Души прекрасные порывы.

    Весною 1949 года на заседании президиума правления Союза советских писателей принимали в члены Союза "первого из удэге" писателя Джанси Кимонко, автора повести "Зарево над лесами". Кимонко пишет стихи и песни для своего народа. Он любит свой суровый край. Но не меньше любит он русскую музыку, живопись, литературу. Встречаясь со своими земляками в Хабаровске, он приглашает их в театр, где они вместе слушают оперу "Евгений Онегин" и смотрят балет "Бахчисарайский фонтан". Писатель удэге Джанси Кимонко, учительница эвенка Харитина Caлaткина, депутат Верховного Совета СССР чукча Отке, старый сказитель и художник ненец Тыко-Вылка, как и все представители северной интеллигенции, хорошо понимают, что нельзя быть культурным человеком, не зная гениальных творений Пушкина и Гоголя, Маяковского и Шолохова.

    Еще мало произведений А.С. Пушкина переведено на языки народов Севера. Прошло всего лишь два десятка лет с тех пор, как здешние школы получили букварь, грамматику и задачник на родном языке. Но то, что уже сейчас в тундре чукча, коряк и ненец, в тайге эвенк и ханты прочтут страницы Пушкина то, что во всех уголках тайги и тундры советские люди услышат по радио лекции о Пушкине, - это и есть та мечта поэта, которой суждено было осуществиться в эпоху торжества социализма.